Увольнение директора школы

Главное московское событие минувшей недели – неожиданное увольнение, наверное, самого одиозного столичного министра, руководителя Департамента образования Москвы Исаака Калины.

Слово «неожиданное», наверное, тут не очень подходит – трудно сказать, чьего ухода московская общественность алкала с большей страстью и нетерпением, а когда чего-то слишком долго ждёшь, то в наконец свершившееся уже как-то и не верится.

В минувшую среду шампанское откупорили, думаю, тысячи директоров школ, десятки тысяч столичных учителей и сотни тысяч родителей.

Вашей покорной слуге довелось близко познакомиться с этим роковым для сферы образования управленческим гением на пять лет раньше, чем среднестатистическому москвичу, – под непосредственным началом Калины я работала долгих два года, показавшихся мне вечностью, и по итогам психика моя была расшатана преизрядно – природная толстокожесть, конечно, выручала, но Калине и не таких носорогов удавалось доводить до предынфарктного состояния. Исаак Иосифович был тогда руководителем Департамента государственной политики в сфере образования Минобрнауки, а я возглавляла нормативно-правовой отдел в составе этого департамента. Каждый понедельник сотрудники департамента ехали на работу на ватных ногах с корвалолом в сумке: по понедельникам собирались знаменитые планёрки, после которых этот корвалол многим мог понадобиться.

Калина редко устраивал нагоняи тет-а-тет, он любил издеваться над людьми публично, а планёрки для этого подходили как нельзя лучше.

Когда я увольнялась из Министерства, из 65 штатных единиц в департаменте Калины заняты были 32 – укомплектовать подразделение полностью было задачей нереальной, ибо слух о его руководителе разнёсся далеко за пределы Министерства.

Оптимизация до полного уничтожения

Постараемся абстрагироваться от эмоций «травмированных личным опытом» и посмотреть объективно на реалии московского образования в последнее десятилетие.

Когда Лужкова заменили Собяниным, основные претензии к «лужковским» школам заключались, в основном, в колоссальном расслоении начального образования на «элитарное и качественное» и на всё остальное.

Сотня любимчиков-директоров с гиперфинансированием, лучшими кадрами, заранее предопределёнными победами на любых конкурсах, помощью при любых трудностях со стороны правительства Москвы и учениками платёжеспособных родителей «с золотыми ложками во рту», и все остальные школы, не пользующиеся подобным вниманием со стороны города.

Новому министру наказывали справиться с растущей не по дням, а по часам удушающей бюрократизацией учебного процесса, выхолащивающей из школы всё живое, ну и, разумеется, колоссальные претензии предъявлялись к содержанию образования, когда уроки астрономии и обществоведения заменялись «москвоведением» и прочей лужковщиной.

Увольнение директора школы

Забегая вперёд, скажу сразу, что в содержательную сторону образования Калина никогда даже и не пытался вникнуть, не считая это своей прерогативой и своей обязанностью. Таковой его позиция была что в федеральном Министерстве, что в московском.

Всю смысловую сторону образовательного процесса он перепоручал методистам, Академии образования и «Вышке» (НИУ ВШЭ), педагогической науке.

Зато он с энтузиазмом, достойным лучшего применения, вмешивался в организационно-правовую сторону деятельности образовательных учреждений, в управляющие советы школ, изобретал громоздкие и непрозрачные системы аттестаций, волюнтаристски отбирал и выдавал лицензии и оптимизировал, оптимизировал, оптимизировал…

Справедливости ради, следует оговориться, что «оптимизацию» (в переводе с бюрократического языка на человеческий означающую сокращение и уничтожение) придумал не он, но теперь само слово накрепко ассоциируется с экспериментами Калины по объединению под одной крышей образовательных учреждений разного уровня и порядка, в результате чего количество школ в Москве сократилось наполовину. С 2012 года 1 572 школы Москвы, объединив с детскими садами, учреждениями дополнительного образования, коррекционными школами, учреждениями среднего образования, превратили в 750 «образовательных холдингов».

Сам Калина объяснял необходимость создания укрупнённых образовательных комплексов переходом на принцип подушевого финансирования, который сам же и продавил: раньше на школы деньги выделялись фиксированно, а теперь финансирование стало зависеть от количества учеников.

В то время как этот монетарно-механистический подход провалился практически по всей России, Калина считал его реализацию в Москве своим личным успехом, не обращая внимания на то, что новые школы-монстры проседали по всем учебным показателям.

В далёкое прошлое ушли времена, по которым мы теперь можем лишь ностальгировать, наслаждаясь советскими фильмами, в которых директриса на перемене гладила по голове вихрастого мальчишку, называя его по имени: отныне иные московские школы стали величиной с нехилый областной вуз с тысячами учащихся, и личный контакт с директором – ну примерно как Путина вживую увидать.

Увольнение директора школы

Несмoтря на массу нареканий к «оптимизации» сo стoрoны учителей, рoдителей, детей, официального профсоюза работников образования и независимого профсоюза «Учитель» (разнузданное слияние школ обернулось массовыми сокращениями, дефицитом преподавателей, нездоровой атмосферой в учительских и среди родителей), никаким сомнениям выбранную стратегию Калина не подвергал, на контакты с общественностью не шёл, предпочитая все вопросы решать с директорами. Наибoлее массoвые акции прoтеста прoтив «oптимизации» учреждений oбразoвания и здравooхранения прoхoдили именнo в Москве, хотя затронула она так или иначе все регионы.

Другое «ноу-хау» Калины – так называемая «новая система оплаты труда», создававшаяся в противовес прежнему лужковскому волюнтаризму, когда распределение стимулирующих выплат, надбавок, премиальных было отдано на откуп директорам школ.

Калина ввёл сложную, донельзя бюрократизированную систему критериев и показателей, влияющих на итоговую зарплату педагога, что, с одной стороны, удесятерило количество контролёров, проверяющих, сотрудников надзорных органов, членов аттестационных комиссий, а с другой стороны, дало невиданные прежде возможности школьному бухгалтеру определять принципы начисления выплат.

С одной стороны, каждое заседание аттестационной комиссии начиналось с вопроса директору, почему в школе такой неадекватно большой децильный коэффициент (то есть откуда такая неравномерность в зарплатах у педколлектива), и почему у многих учителей зарплата ниже 60 тысяч (допустимый, по мнению Калины, зарплатный минимум для учителя в Москве), а у директора белая зарплата гордо указана в 800 тысяч рублей. С другой стороны, дальше констатации обычно дело не шло, и этот вопиющий разрыв в доходах педагогов порождал дискомфортный психологический климат в школе, постоянные конфликты, соперничество и грызню за надбавки и премии. При этом Собянин в своих отчётах оперировал совсем иными цифрами:

По мнению московского мэра, средняя зарплата учителя составляла 114 000 рублей – звучало красиво, но при этом нужно понимать, что это среднее арифметическое из 800 тысяч директорских, 400 тысяч завуча и 60-65 тысяч рядового педсостава.

Деление педагогических работников на «агнцев и козлищ» было возведено Калиной в принцип и распространялось на все уровни школьного коллектива – всячески поощрялась система взаимного доносительства, «чёрных списков», «чёрных меток», закрывавших для «забаненного» Калиной или своими же коллегами педагога возможность устроиться на работу.

Никакие массовые обращения, петиции, открытые письма, жалобы во все инстанции, от Роскомнадзора до Путина, результатов не принесли.

Рыба, конечно, всегда гниёт с головы, но нельзя не признать, что московская педагогическая общественность увлечённо и с пугающим удовольствием погрузилась в стукачество и в пожирание друг друга, вызывая в памяти классическое – «А кто же написал четыре миллиона доносов?».

В то время как директора школ, посмевшие публично высказывать недовольство или, не приведи Господь, критиковать самого Калину, увольнялись одним телефонным звонком и с волчьим билетом (как это случилось с директором 113-й школы Давором Тубой, возмутившимся директивой департамента образования в обязательном порядке закупать неадекватно дорогие учебные пособия ООО «Ланит-Интеграция», от которой за версту несло коррупцией), развесёлый «уникальный педагогический коллектив» 57-й школы после громкого секс-скандала отделался лёгким испугом, моментально основав новую элитную школу на Рублёвке и практически в полном составе переместившись туда.

Планшет вместо учителя

Пресловутая же бюрократизация учебного процесса при Калине не сократилась, а наоборот, кратно выросла.

Учителя жалуются на то, что у них времени не хватает не то что на личное общение с учениками, но даже на проверку тетрадей – всё свободное время съедает неадекватных объёмов отчётность и заполнение бесконечных формуляров.

«Московская электронная школа» – платформа для цифровизации обучения, предмет особой гордости Калины и его замов – должна была в итоге свести личный контакт с учеником к минимуму (теперь главный собеседник школьника не учитель, а планшет), но тут на помощь школе пришло обычное российское раздолбайство: подрядчики департамента, освоившие астрономические деньги на создание и внедрение этой самой МЭШ, оказались криворукими халтурщиками, и система регулярно зависает и вырубается. Кстати, одна из самых популярных в Москве версий причин увольнения Калины – именно провальный результат эксперимента с МЭШ, не прошедшей проверку коронавирусом.

Читайте также:  Налоговый вычет по НДФЛ на ребенка и налогоплательщика (стандартный налоговый вычет)

Никаких изменений не претерпела и система «фаворитизма» при определении лучших школ, лучших учителей, лучших директоров – всё те же непрозрачные конкурсы с заранее понятными результатами, всё та же плеяда «педагогов-новаторов», числящихся новаторами уже лет тридцать подряд, всё те же аттестации, на которых тётки с кругозором инфузории-туфельки, говорящие на бюрократическом новоязе, но зато обладающие выдающимися хватательными способностями, становятся директорами.

Увольнение директора школы

Справедливости ради, нужно сказать, что отнюдь не все популярные проклятия в адрес Калины прилетали по адресу.

Невнимательные, но скорые на острое словцо журналисты в своё время подняли шум до небес, приписав Калине «принцип солёного огурца», на самом деле сформулированный педагогом-новатором Владимиром Шаталовым – создать вокруг ребёнка такую среду, чтобы он, как огурец в рассоле, напитывался знаниями, навыками, коммуникациями.

На этом принципе основана и вся система инклюзивного образования, давно и успешно реализуемая в России, и просто любое выравнивание возможностей, которые ученику предоставляет школа.

И проблема Калины отнюдь не в том, что он цитирует абсолютно правильные, проверенные временем наработки своих предшественников, а как раз в том, что ему не удалось создать этот самый рассол для огурчиков – одни ученики купались в растворе соляной кислоты, другие в дистиллированной воде. «Попасть в престижную школу» – этот сложный и недешёвый квест родители школяров каждый год проходили как при предшественниках Калины, так и во времена его авторитарного, не терпевшего никакой коллегиальности руководства.

Единственный показатель, по которому московское образование показывало устойчивый, в геометрической прогрессии рост, – это рост школьных поборов с родителей, с которым авторитарный руководитель, увольнявший директоров одним звонком, справиться так и не смог. Нельзя сказать, что не пытался справиться, – в Сети лежат сотни видео, где Калина обрушивается на директоров, у которых на счету школы лежат 90 миллионов рублей, а школа требует с родителей скинуться «на шторы», – но воз, как говорится, и ныне там.

Всё минувшее десятилетие столичный Департамент образования и науки сотрясали коррупционные скандалы, практически не затронувшие его главу, но создававшие крайне неприглядный фон для его работы.

В 2012 году Главное управление по экономической безопасности и противодействию коррупции поймало с поличным двух чиновниц департамента, вымогавших у бизнесмена взятку за заключение госконтракта на оснащение столичных колледжей компьютерами, – тогда была арестована завсектором профессионального образования Елена Парублева.

А в конце минувшего года по подозрению в мошенничестве в особо крупных размерах был арестован советник департамента Сергей Желонкин.

Увольнение директора школы

Пока Исаак Калина долгих десять лет бессменно возглавлял столичное образование, на посту федерального министра образования и науки, а потом министра просвещения сменилось четыре руководителя, – очень разных, проводивших разную политику, оставивших о себе очень разные воспоминания.

Однако по неписаному закону и сложившейся традиции, никто из них не вмешивался в московскую образовательную кухню, фактически оставляя столичного министра вне административной вертикали.

Москва, понятное дело, всегда была государством в государстве, и представить себе федерального министра, жёстко критикующего и распекающего Калину, просто невозможно.

Формальное основание ухода Калины – заявление по собственному желанию. Ушёл он, как говорится, по-хорошему – в тот же день получил синекуру советника мэра. Как злорадно выразился один из главных хейтеров Калины Евгений Сатановский,

во времена Сталина за действия Калины был бы расстрел, во времена Грозного – кол. Пётр I бы на дыбу, а потом сослал бы пожизненно в Сибирь. А в наши времена – Калина получил назначение на другое место. У нас же никого не убирают.

Что реально послужило поводом для того, чтобы его отпустили восвояси, никто не знает, но, поверьте мне, обычно чиновников от образования стараются не увольнять до 1 сентября, поскольку полным ходом идёт подготовка к новому учебному году.

Должны ли мы радоваться, что новый учебный год в московских школах начнётся без Калины?Мой многолетний опыт подсказывает, что любые кадровые перемены что в федеральном образовании, что в московском, – всегда к худшему. Сменивший Исаака Калину его бывший заместитель Александр Молотков в системе образования ни дня не работал.

Это финансист, всегда специализировавшийся на привлечении инвестиций и поддержке малого предпринимательства, типичный «эффективный менеджер», отвечавший в департаменте как раз за пресловутую цифровизацию всего и вся, дистанционное образование, недостатки которого именно сейчас, как рентгеновским лучом, высветила эпидемия коронавируса.

Не наступят ли времена, когда самодура и горе-реформатора Калину мы будем вспоминать с тоской и ностальгией?..

За что могут уволить директора школы. Право и бесправие

Не будем долго ходить вокруг да около: директора, как и любого начальника, могут уволить без объяснения причин («несоблюдение трудового договора»).

Дополнительные условия для увольнения директора школы устанавливаются ее учредителем, который вправе вносить в трудовой договор специальные требования в соответствии с нормами закона и целями школы, — вне зависимости, частная школа или государственная.

Основания для увольнения директора государственной школы шире и жестче, что связано с исполнением ею государственных гарантий, установленных законодательством, по обеспечению всеобщего бесплатного начального, основного и среднего образования.

Анализ содержания уставов школ из нескольких городов разных регионов России (Москва, Череповец, Калининград, Волгоград, Севастополь и др.) позволяет сделать вывод о том, что учредители государственных школ по-разному видят обязанности и ответственность директора.

Однако только московскими типовыми уставами государственных школ закреплены условия, неисполнение которых директором устанавливается учредителем как грубое нарушение, однократный факт которого приводит к расторжению договора с директором (в соответствии с положениями устава).

Часть таких условий закреплена в законе, а часть внесена учредителем по собственной инициативе, которая обоснована, как покажет дальнейший анализ, необходимостью защиты государственных гарантий в области образования.

Между тем именно эти условия, по большому счету, и являются обычно камнем преткновения интересов участников образовательных отношений, в связи с чем интересно проанализировать и попробовать дать правовую оценку таким условиям на примере требований к директору учредителя государственных школ города Москвы.

Так, для директора государственной школы недопустимыми являются грубые нарушения его трудовых обязанностей, такие как:

  • неисполнение возложенных на директора школы Уставом, трудовым договором обязанностей, которые повлекли причинение вреда здоровью детей или работников;
  • несоблюдение предусмотренных законодательством и Уставом школы требований о порядке, условиях использования и распоряжения имуществом и денежными средствами Учреждения, в том числе при совершении крупных сделок и сделок, в отношении которых имелась его заинтересованность, о порядке подготовки и представления отчетов о деятельности и об использовании имущества школы;
  • невыполнение государственного задания;
  • невыполнение школой установленных Уставом целей и видов деятельности, для которых она создана;
  • неэффективное использование имеющихся ресурсов для обеспечения педагогическим работникам заработной платы в размере, определяемом в соответствии с решениями Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, в соответствии с утвержденными городскими нормативами;
  • превышение предельно допустимого значения просроченной кредиторской задолженности школы, размер которого устанавливается правовым актом Работодателя;
  • осуществление школой деятельности без оформления лицензии, а также принятия лицензирующим органом решения об отказе в предоставлении лицензии на осуществление образовательной деятельности;
  • лишение учреждения государственной аккредитации;
  • отсутствие обеспечения или ненадлежащее обеспечение безопасных условий обучения, воспитания, присмотра и ухода обучающихся, их содержания в соответствии с установленными нормами, в том числе нарушение правил пожарной безопасности и неисполнение предписаний органов государственного пожарного надзора, повлекшее возникновение пожаров (возгораний).

Уйти, чтобы вернуться. Другой конец истории

По смыслу Закона «Об образовании» (гл. 5) и Постановления Правительства РФ от 08.08.

2013 № 678 «Об утверждении номенклатуры должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, должностей руководителей образовательных организаций», директор школы при отсутствии педагогической нагрузки не является педагогическим работником.

Однако в случае, если директор преподает, он является также и педагогическим работником, и нарушения, допущенные им в педагогической работе, также являются основанием для его увольнения в соответствии со ст.

336 Трудового кодекса РФ: повторное в течение одного года грубое нарушение устава школы; применение, в том числе однократное, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника. Однако эти основания предмет не для нашего исследования. Коротко только могу заметить, что в принципе расторжение трудового договора даже с директором школы для последнего отнюдь не приговор и зачастую успешно оспаривается в суде.

Так, по одному из дел об увольнении, увольнение на дату приказа фактически не состоялось.

Дело в том, что этим приказом был прекращен трудовой договор, фактически являющийся дополнительным соглашением к основному трудовому договору, в связи с чем приказ об увольнении был отменен, а уволенный работник восстановлен в штате.

По другому делу директор отозвал свое заявление «по собственному желанию» до окончания двухнедельного срока предупреждения, а назначение нового директора не наступило. В итоге он был восстановлен на работе со всеми причитающимися ему компенсациями.

Ты в ответе за все, ты — директор

Возвращаясь к главной теме, необходимо в первую очередь выяснить, в чьих интересах устанавливаются приведенные гарантии против самовольного поведения директора по каждому основанию.

Читайте также:  Исключение из реестра требований кредиторов: вопрос, неурегулированный законом

Условие увольнения директора за действия, повлекшие причинение вреда здоровью обучающихся или работников, направлено на защиту права детей и работников школы на безопасную среду, и в первую очередь — при организации питания. Возникает много вопросов со стороны директоров школ и организаторов питания — кто за что отвечает в части соблюдения требований по выполнению санитарных правил и нормативов.

Здесь необходимо отметить, что многие регионы, в том числе и московский, отказались от приготовления пищи в школьных столовых и перешли на внешние контрактные поставки. Теперь ответственность за качество еды фактически полностью зависит от подрядной организации.

Эта организация, в свою очередь, должна обеспечивать: наличие СанПиН 2.4.5.

2409-08; выполнение требований санитарных правил всеми сотрудниками предприятия; должное санитарное состояние источников водоснабжения и качество воды в них; организацию производственного контроля, включающего лабораторно-инструментальные исследования; наличие необходимых условий для соблюдения санитарных норм и правил на всех этапах приготовления и реализации блюд и изделий, гарантирующих их качество и безопасность для здоровья школьников; прием на работу лиц, имеющих допуск к работе по состоянию здоровья, прошедших профессиональную гигиеническую подготовку и аттестацию; наличие личных медицинских книжек у каждого работника; ежедневное ведение необходимой документации (бракеражные журналы, журналы осмотров персонала на ОРЗ и другие документы, в соответствии с СанПиН 2.4.5.2409-08); проведение мероприятий по дезинфекции, дезинсекции и дератизации и многие другие санитарные и гигиенические требования и пр.

должна соответствовать требованиям СанПиН 2.4.5.2409-08 «Санитарно-эпидемиологические требования к организации питания обучающихся в общеобразовательных учреждениях, учреждениях начального и среднего профессионального образования» и ряда других нормативных документов:

  1. Федерального закона «О качестве и безопасности пищевых продуктов» от 02.01.2000 г. № 29-ФЗ;
  2. СанПиН 2.3.2.1940-05 «Организация детского питания»;

Увольнение директора школы: статья ТК РФ, без объяснения причин, по собственному желанию

Увольнение муниципального служащего, директора школы, осуществляется в связи с окончанием действия трудового контракта или досрочным расторжением в связи с инициативой любой из сторон.

Досрочное расторжение директором контракта

При назначении лица с высшим педагогическим образованием на должность директора школы оформляется контракт сроком на 5 лет.

Руководитель имеет право до истечения срока окончания контракта уволиться с замещаемой должности.

Досрочное расторжение трудового договора директора учебного заведения осуществляется в порядке, предусмотренном ТК РФ. Директор должен уведомить вышестоящий орган:

  • Для определения срока уведомления учитываются положения ст. 280 ТК РФ, предусматривающей месячный срок предупреждения вышестоящего органа. По договоренности сторон период может быть уменьшен.
  • Форма заявления на увольнение составляется в произвольном виде.
  • При подаче документа необходима регистрация документа, штамп о которой устанавливается на экземпляре заявителя.

Заявление об увольнении, поданное лицом по собственной инициативе, руководитель может отозвать до истечения срока отработки, если только на должность не приглашен новый служащий в порядке перевода при наличии письменного подтверждения.

статью ⇒ Увольнение по собственному желанию в 2021. 

Сокращение срока уведомления

Ряд обстоятельств позволяет уволиться без предварительного уведомления в день, указанный директором (ст. 80 ТК РФ).

Трудовой договор может быть расторгнут до прекращения месячного срока по договоренности либо в связи с особыми обстоятельствами:

  • Выходом на пенсию в связи с достижением пенсионного возраста или предельного возраста для занятия руководящей должности муниципального служащего.
  • Возникновение нетрудоспособности, не позволяющей продолжить работу по данной должности.
  • В связи с переездом в другую местность.
  • При переводе супруга за границу или к новому месту службы.
  • При возникновении необходимости ухода за близкими родственниками.

Особые обстоятельства, возникшие у лица, необходимо подтвердить соответствующими документами. При наличии ситуации, позволяющей уменьшить период уведомления, обеспечиваются все обязательные этапы процедуры.

Процедура увольнения руководителя учебного заведения

Увольнению директора по собственному желанию предшествуют этапы документального прохождения процедуры.

Действие лица Описание
Уведомление вышестоящего органа В отличие от неруководящих должностей работников и служащих, уведомление органа, заключившего контракт с директором школы, осуществляется за месяц до предполагаемого увольнения.
Издание приказа При использовании произвольной формы указывается текст: «Освободить ФИО от занимаемой должности директора школы № с (число)»
Передача дел Сторонами составляется акт, определяющий опись документов и ценностей, передаваемых увольняемым лицом
Заключительные операции в день увольнения Выплата положенных денежных средств, внесение записи в трудовую книжку, выдача документов
Подписи лица О согласии и ознакомлении лицо ставит подпись в трудовую книжку, журнал учета, ведомости, личную карточку

О смене директора муниципального образовательного учреждения уведомляется ИФНС. Предусмотрен трехдневный срок для внесения изменения в реестр. О смене директора необходимо уведомить внебюджетные фонды, банк и других заинтересованных лиц.

статью ⇒ Основания для увольнения.

Выплаты при увольнении директора

Прекращение трудового договора с директором школы может быть принято уполномоченным органом. При отсутствии виновных действий или бездействия директора, являющегося основанием для прекращения договора по п.

2 ч. 1 ст. 278, возникает право на получение компенсации. Величина выплачиваемой суммы предусмотрена не ниже трехкратного месячного оклада (ст. 279 ТК РФ). Более высокий размер суммы может быть предусмотрен договором.

Пример о получении компенсации

Директор школы П. принял решение о досрочном прекращении трудового контракта, оформив увольнение по собственному желанию. П. выполнил все необходимые процедуры, уведомив вышестоящий орган за положенных месячный срок. Расчет был произведен в последний трудовой день (ст. 140 ТК РФ). П. рассчитывал на получение компенсации, но в соответствии с трудовым контрактом выплата не была положена.

При увольнении руководителя по собственному желанию дополнительные компенсационные выплаты не производятся. Директор при увольнении может претендовать на часть неполученной заработной платы, стимулирующих выплат, компенсации за неиспользованный отпуск.

Запись в трудовой книжке

Трудовая книжка при расторжении договора заполняется на основании приказа. При заполнении документа:

  1. Текст вносится без сокращений, в полном объеме.
  2. В записях не предусмотрены помарки и подчистки. При совершении ошибок производится отмена записи с указанием номера аннулированного текста.
  3. Обязательно указание основания увольнения согласно конкретной статьи ТК РФ.

Основанием увольнения служит пункт 3 части первой статьи 77 ТК РФ. При расторжении договора мотивы директором не указываются, за исключением случаев возникновения личных или семейных обстоятельств, позволяющих сократить период уведомления.

Увольнение директора школы работодателем без объяснения причин

Трудовое законодательство предоставило уполномоченному органу достаточно полномочий для увольнения руководителя. Права органа имеют особенности:

  • Расторжение договора осуществляется на основании принятия вышестоящим органом решения согласно п. 2 ч. 1 ст. 278 ТК РФ.
  • Статья подтверждает инициативу уполномоченного органа и позволяет расторгнуть договор без обоснования причин или наличия фактов нарушения директором обязанностей.
  • При расторжении договора требуется соблюсти процедуру увольнения и избежать дискриминации. Если налицо явное нарушение конституционных прав гражданина, незаконность увольнения опротестовывается в суде.

Основание для расторжения договора предъявлять не требуется, что является спорным вопросом в отношении соблюдения прав.

Судебные органы регулярно рассматривают вопросы о признании правомочности увольнений на основании п. 2 ч. 1 ст. 278 ТК РФ.

Увольнение производится в связи с неудовлетворенностью работой руководителей муниципальных учреждений, но без подтверждения причин. Ряд дел были рассмотрены Конституционным судом.

В Постановлении КС РФ от 15.03.2005 № 3-П указано о недопустимости нарушения прав граждан.

Предоставление собственнику имущества свободы принятия решения об увольнения руководителя не должно носить дискриминационный характер и ущемлять право на труд.

Отсутствие объяснения причин увольнения лишают руководителей защиты от произвола работодателя и лишают возможности оспорить решение уполномоченного органа.

Ошибки, возникающие при оформлении увольнения

Расторжение договора с директором во избежание ошибок должно осуществляться с учетом всех нюансов.

Условие прекращения договора Неправильный подход Верная позиция
Дата увольнения при инициативе работодателя Увольнение директора можно произвести в любое время, включая нахождение в отпуске или на больничном Процедуру расторжения договора можно производить и в отсутствие лица, но в день увольнения отпуск должен быть завершен, а больничный закрыт
Размер выплачиваемой компенсации при увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 278 ТК РФ Сумма компенсации предоставляется пропорционально отработанному по контракту периоду Законодательством определен минимум суммы компенсации, ниже которой не производится выплата

Вопрос № 1. Как обеспечивается хранение печати и важные документы школы при увольнении директора в отсутствие правопреемника?

Директор может передать печать и документы по акту лицу, временно исполняющему обязанности либо разместить предметы на хранение у нотариуса.

Образец заявления на увольнение по собственному желанию

Экс-директор московской школы Давор Туба выиграл суд и будет бороться дальше

Московский городской суд частично признал незаконным увольнение бывшего директора образовательного комплекса №113 Давора Тубы. Тем временем, противостояние уволенного директора и вставших на его защиту родителей с Департаментом образования Москвы приобретает формы ЧП российского масштаба.

Читайте также:  Как восстановить документы на квартиру

Проблема — в проблемном ребенке?

Московский городской суд признал незаконным приказ Департамента образования и науки города Москвы №02/31 от 18.01.2020 года об увольнении Давора Тубы по п.3 части 1 чт. 77 ТК РФ.

Постановлением суда дата увольнения изменена с 18 января 2020 г. на 30 июня 2020 года.

Также суд постановил взыскать с ГБОУ города Москвы «Школа №113» в пользу уволенного директора средний заработок за период вынужденного прогула в размере 1 570 338 руб. и компенсацию морального вреда 1 рубль.

Давор Туба в школе № 113 человек не случайный. Серб по национальности, попавший в детстве под натовскую бомбежку, он приехал с семьей в Россию и закончил московскую 113-ю школу (раньше она была № 20).

А после окончания ВУЗа вернулся в школу рядовым учителем, стал завучем, затем директором. В общей сложности он 22 года в этой школе. Из них 4 с половиной года отработал в должности директора. И с родителями, и с детьми Давор Симович всегда был на связи.

С их слов, лично вникал во все проблемы и оперативно их решал.

Увольнение Тубы уже обросло многочисленными публикациями и постами в соцсетях. Напомним вкратце эту нашумевшую историю.

Уволенный директор Давор Туба отдал 113-й московской школе 22 года.

В одном из классов 113-й школы учился «проблемный» мальчик-второгодник из неблагополучной семьи. Его мать отбыла срок за жестокое убийство, отец- за кражу. Сейчас, в свои 17 лет, юноша имеет уже 7 приводов в милицию.

Но ни опека, ни департамент образования Москвы странным образом не вмешиваются в дела этой семьи и в воспитание ребенка, который до 113-й школы находился на надомном обучении. По отзывам учителя, который раньше с ним занимался, мальчик не знал самых элементарных вещей.

В какой-то момент бабушка решила перевести ребенка в школу, видимо, рассчитывая, что это решит часть проблем. Но случилось иначе.

«То, что этот подросток устроил в школе, нельзя назвать иначе, как избиение из хулиганских соображений. Его спасло от «посадки» только то, что на момент того инцидента ему нескольких месяцев не хватало до 16-и лет, — рассказывает член Совета родителей школы Павел Субботин.

– Во время урока мальчик повернулся спиной к учителю и начал раскачиваться в такт музыке, которая звучала у него в наушниках. Когда педагог сделала ему замечание и попыталась снять с него наушники, он жестокими профессиональными ударами травмировал учительницу в голову, очки порезали ей лицо.

Потом подросток схватил панель от интерактивной доски, разбил ее и начал бить витрины в шкафах. Разбитым стеклом он поранил себя. Пришел работник безопасности, но скрутить парня он не мог : это сейчас невозможно без законных представителей. Вскоре прибежал из другого здания и директор, Давор Симович.

Все произошедшее ученики сняли на камеры телефонов», — вспоминает Павел Субботин.

По странному стечению обстоятельств, жертвой произошедшего стал директор. Вместо того, чтобы дать оценку поведению подростка, разобраться, что происходит в его семье, Департамент образования вынудил директора школы написать заявление об уходе.

Инцидент с избиентем учительницы в 113-й московской школе, запечатленный на камерах видеонаблюдения, стал темой многочисленных телепередач. Но показали ли они суть случившегося?

«Мне позвонили из Департамента образования и сказали: «Или вы пишете заявление по собственному желанию, или вы нигде в Москве работать не сможете».

В субботу меня вызвал заместитель руководителя департамента образования, мне выдали документ о моем увольнении, хотя суббота – не рабочий день. На мое место спешно пристроили ставленника руководства департамента образования.

Документ, который мне выдали, нарушал и Трудовое законодательство, и мой трудовой договор.», — рассказал «НИ» бывший директор образовательного комплекса № 113 Давор Туба.

В распоряжении редакции есть документ о назначении рабочей субботы и вызове на работу в ДОГМ нескольких сотрудников. На этом документе нет подписи руководителя Департамента, лишь подпись сотрудника ДОГМ Гераскиной. С юридической точки зрения, он не имеет силы, равно как и действия участвовавших в увольнении людей.

Приказ об увольнении Давора Тубы подписал бывший руководитель ДОГМ Исаак Калина. Он датирован субботой 18 января.

Уже через несколько часов после его увольнения почти полторы тысячи человек – родители и ученики школы — вышли на митинг в защиту Давора Тубы. Неожиданно поднялся почти весь микрорайон. Вскоре была образована общественная организация «Наше дело».

Бесконтрольные закупки и неудобный директор

Вместо визы руководителя ДОГМ — подпись сотрудника Гераскиной.

Почему же директора так спешно заставили уволиться? Вот версия Давора Тубы:

«Формально, на словах, мне инкриминировали инцидент с мальчиком и учительницей, который попал в социальные сети и СМИ. На самом деле интрига связана с городскими закупками, в которых вынуждена была принимать участие наша школа. Так, мне было рекомендовано закупить для школы надувной «Купол астрономический» за 4,5 млн рублей.

Всего для московских школ контракт фирмы «Ланит», которая эти куполы астрономические производит, составлял 1 миллиард рублей. Я усомнился в качестве этого «учебного пособия» и его нужности. Был суд с фирмой «Ланит», которая его проиграла, в результате контракт сорвался.

Затем некая коммерческая структура предложила к закупке комплекты Лего на 8 миллионов рублей. Но нам привезли не то, что было указано в описании. Я сказал, что принять такой товар не имею права и отказался. После этого мне позвонили из департамента образования, попросили пересмотреть решение, но я отказался.

Создается впечатление, что департамент образования был причастен к этим миллионным контрактам, которым я помешал. А инцидент с подростком стал лишь предлогом»

Члены Совета родителей школы № 113 также высказывали мнение о том, что случай со второгодником из неблагополучной семьи, который напал на учительницу, а затем порезал себя стеклом, был попросту подстроен. Не беремся судить, так это или нет, но сбрасывать со счетов такую версию, думается, не стоит.

Сегодня директор любой московской школы является сотрудником городского Департамента образования, хотя зарплату получает из бюджета школы. Увольнение Давора Тубы происходило не по законам государственного учреждения, а скорее вопреки им.

«В Трудовом кодексе РФ есть положение о том, что работодатель должен предупредить работника об окончании срочного договора минимум за 3 дня. В случае с Давором Тубой этого не произошло. Сейчас Московский городской суд требования заявителя частично удовлетворил, Давор восстановлен на работе на срок до 30 июня с выплатой соответствующей денежной компенсации.

Но мы не согласны с решением Мосгорсуда о восстановлении Давора на работе лишь до 30 июня, будем настаивать в кассационной инстанции на том, что Договор – бессрочный. К тому же, по нашему мнению, некоторые документы департаментом были сфальсифицированы.

Мы написали в Генеральную прокуратуру жалобу с просьбой проверить законность процедуры увольнения», — пояснил «НИ» адвокат Дмитрий Головач.

Что же получается? Суд признает, что Департамент образования Москвы допускает нарушение трудового законодательства, а сам департамент в это время подает кассационную жалобу на решение Мосгорсуда. И отказывается признавать свою неправоту.

Решение Мосгорсуда в ДОГМ нам никак не прокомментировали.

Возникает вопрос: каким будет итог этой долгой и изнурительной борьбы? Исход судов, которые предстоят, предсказать сложно, но тот факт, что Департамент образования нарушает трудовое законодательство, уже очевиден. Другим итогом этого противостояния стало объединение вокруг родителей 113-й школы всех, кому не безразлично будущее московского образования.

Уже на первом митинге в поддержку Давора Тубы собрались тысячи человек, которые высказывались по поводу дистанционного обучения, о школьных программах, школьном питании, выборности директоров школ. Увольнение Тубы стало для этого поводом.

«Руководство ДОГМ проигнорировало принцип выборности директоров школ, который закреплен в Федеральном законе об образовании. По сути, сегодня мнение родителей не учитывается, и их влияние на образовательный процесс невозможно.

В ситуации с Давором Тубой поступили вразрез с мнением коллектива, детей и родителей. Этот прецедент показывает, что никакие успехи директора не могут быть учтены, если он пришелся не ко двору руководству департамента.

», — заявила «НИ» председатель Совета родителей школы № 113 Светлана Бердичевская.

Опальный Давор Туба, родители учеников 113-й школы и их сторонники намерены продолжать борьбу и дойти до Верховного суда, если это понадобится.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *